Новости     О сайте     Координаты     Гостевая    
Городская среда
Здоровье
Поможем Природе
Климат
Экологический календарь
Газета для школьников «Эхо природы»
Северсталь и РУСАЛ
Балаковская АЭС
Это интересно
«Мы зарегулировали Волгу водохранилищами, сливаем в нее колоссальные объемы неочищенных стоков, и при этом не очень слушаем доводы ученых-экологов, которые посылают сигналы «SOS!»

 

Владимир Селезнев: «Мы зарегулировали Волгу водохранилищами, сливаем в нее колоссальные объемы неочищенных стоков, и при этом не очень слушаем доводы ученых-экологов, которые посылают сигналы «SOS!»

Вместе с уходящим летом на Волге завершается купальный сезон. Как обычно, самые привередливые купальщики уже с середины июля пытались выискивать места, где вода «меньше цветет». Пресловутое цветение воды – это что, неизбежное зло? Нормальное природное явление или закономерная реакция экологических систем на антропогенный, техногенный прессинг? Мелкая неприятность или же скрытая угроза? За ответами на эти вопросы «СИ» отправились в Тольятти, где базируется одно из подразделений Российской Академии наук – Институт экологии Волжского бассейна. И обсудили тему с главным специалистом по «цветению», доктором технических наук Владимиром Селезневым.

  Доктор технических наук, заведующий лабораторией мониторинга водных объектов Института экологии Волжского бассейна РАН Владимир Селезнев держит сине-зеленые водоросли под постоянным наблюдением – в лабораторных колбах. 

- Владимир Анатольевич, цветение воды – это нормальный естественный природный процесс или же экологическая проблема, которую надо глубоко изучать, чтобы искать «противоядие»?

- Это одна из серьезных проблем на Волге, так называемое антропогенное эвтрофирование, то есть ухудшение качества воды, нарушение ее кислородного режима. Поясню: в нынешнюю зарегулированную водохранилищами Волгу с ее замедленным течением мы сегодня еще и слишком много сбрасываем биогенных веществ – фосфора, азота. Они нарушают естественные биохимические циклы и создают благоприятные условия для развития отдельных видов. В данном случае – сине-зеленых водорослей, или, как их еще называют, цианобактерий. Мы, люди, заменили Волгу каскадом водохранилищ, а плюс к этому, в стране и, в частности, в Самарской губернии не совершенствуются системы очистки сточных вод от промышленных предприятий, жилищно-коммунального хозяйства. Год от года в водоем в огромных количествах сливаются азот и фосфор. Естественно, Волга должна на это реагировать. Она и реагирует, весьма болезненно. Тем самым цветением. Это ее, Волги, ответная реакция на наше антиприродное поведение.

- Разве сине-зеленые водоросли родились только с появлением зарегулированных рек и со сбросом в водоемы загрязненных стоков? Помнится, наши бабушки и дедушки тоже говорили, что «речки цветут».

- Совершенно верно, цианобактерии – древнейший вид водорослей на нашей планете, ему около 3,5 миллиардов лет. Этот вид привык жить в самых разных условиях – и на дне океанов, и в почве, и в вулканах. А мы, плюс к этой суперприспособительной реакции, сейчас еще создаем виду дополнительные благоприятные условия. Да, цветет не только Волга. Цветут Дон, Днепр, Кубань, и даже Енисей понемногу начинает. Потому что для этого есть главные условия: слабое течение и хорошая кормежка – теми самыми сточными водами с фосфором и азотом. Да, на малых реках тоже было и есть цветение. Но оно далеко не так интенсивно, как на водохранилищах. Там тростники по берегам способствуют очистке воды, изымая из нее фосфор. Малые незарегулированные реки, кроме того, имеют течение, в отличие от водохранилищ. И загрязненных стоков в них идет гораздо меньше, чем в Волгу. Сейчас Волга среди сопоставимых с ней по масштабам рек, таких как Лена, Иртыш, Обь, Енисей, самая грязная. Давайте вдумаемся в цифры: на берегах рек волжского бассейна проживает 40% населения России, сосредоточено около 50% предприятий промышленности и сельского хозяйства, а сам волжский бассейн занимает всего 8% территории страны. Представляете, какая огромная антропогенная нагрузка ложится на эту великую реку!

- И все же, можно ли говорить об опасном воздействии сине-зеленых водорослей на человека?

- В том-то и дело, что да. Верхняя часть айсберга – это то, что видит обыватель: купаться неприятно, купальные костюмы «зеленеют», запах не тот… А более глубокие процессы антропогенного эвтрофирования – это нарушения экологического состояния водных объектов. Нарушаются процессы самоочищения водоемов и, как следствие, резко снижается качество воды, в том числе и питьевой. Напомню, что Самара, Жигулевск, Тольятти в основном используют не артезианскую воду, а волжскую. Сейчас периоды цветения воды увеличиваются, в жаркие годы тем более. А значит, увеличивается выделение этими водорослями токсичных веществ. Да-да, именно токсичных. И мы, увы, за этими токсинами сегодня не наблюдаем, потому что власти страны темой еще не озаботились и не дали добро созданию системы глубокого и всестороннего мониторинга. В итоге ни один водозабор к приему массы цианобактерий у нас сегодня не готов. В лучшем случае, просто идет их механическое задерживание. Напомню, около трех лет назад в городе Краснодонске на Цимлянском водохранилище из-за сине-зеленых водорослей водозаборы просто встали. Развитие сине-зеленой массы было настолько массовым, что она забила водозаборы. И большой город две недели жил за счет воды, которую привозили туда бойлерами.
Так что глубинные процессы – это опасные изменения качества воды. Это жизненно важно и для водоснабжения населенных пунктов, и для ведения рыбного хозяйства, поскольку мальки, попав в водорослевую массу, нередко погибают от токсинов. Взрослые рыбы справляются – мальки нет. У человека – то же самое. Родители вывозят ребенка на пляж, он бултыхается в зелени, и при склонности к аллергии для ребенка такое купание может иметь серьезные последствия.

- Темой влияния сине-зеленых водорослей на человека, на качество воды, на речных жителей никто всерьез не занимался?

- Занимались, и довольно интенсивно. В 60-х годах, на днепровских водохранилищах, которые зацвели самыми первыми. Но со временем тема сошла на нет. Еще более ранние исследования проводили в Западной Европе, после того как там очень интенсивно применялись удобрения на полях, и после этого водоемы опасно позеленели. В США и Канаде Великие озера в свое время цвели так, что ученое сообщество пошло на исследования по всем фронтам. Там подключили не только ученых, но и общественность подняли. Когда началась широкая разъяснительная компания, что озера цветут из-за огромных объемов биогенных веществ, поступающих в водоемы с коммунальными стоками, люди стали массово отказываться от самых «вредоносных» моющих средств. У нас же сейчас – ни широких и глубоких исследований, ни разъяснительной работы, ни ответственности коммунальщиков, производственников, властей. Хотя об этой проблеме в стране известно уже лет 50. На мировом уровне ООН озвучило тему цветения воды как одну из сложнейших и опасных экологических проблем еще в 1977 году. Но Россия медленно раскачивается. В жаркий и сухой 2010 год сама природа подказала нам, что ожидает водоемы в случае потепления климата: процесс эвтрофирования резко активизировался.

- В 50-х – 60-х годах на Волге создали каскад водохранилищ, чтобы получить источник электроэнергии. Теперь назад этот процесс не прокрутишь. Значит, надо сейчас думать, как минимизировать второе зло – сбросы неочищенных стоков в реку?

- Да, нужно минимизировать главную кормовую базу для бактерий. Возьмем очень близкий антипример. Уже полгода, если не более, в Волгу сливаются, практически без очистки, сточные воды города Жигулевска. Не будем вдаваться в подробности, что там вышло из строя - насосная станция либо системы очистки. Главное, и самое страшное, - загрязненные стоки идут в Волгу. Это процесс, сами, понимаете, не афишируется. А ведь этот источник сброса находится во втором поясе защиты питьевого водозабора города Самары в Студеном овраге.
Сказать, что о ситуации в Жигулевске никто не знает, нельзя. В курсе и Росприроднадзор, и Ростехнадзор, Роспотребнадзор, природоохранная прокуратура. И до губернатора, кажется, эту информацию уже довели. Но ученым, экологам говорят: не раздувайте тему, вот мы найдем сейчас деньги – тогда и будем ремонтировать очистные в Жигулевске. И ведь тянут резину там, где нужны экстренные меры. Таких фактов, увы, не один и не два – и у нас в области, и по всему течению рек Волжского бассейна. Откуда воду берем – туда и сливаем, причем без очистки. Ливневая канализация почти нигде сток не очищает. Вот вам и питание для цианобактерий.

- Любая коммунальная компания, любое правительство в ответ на обсуждаемую нами проблему скажет: улучшение качества сточных вод требует немало денег…

- А посчитал ли кто-то из них, сколько уже в скором будущем будет стоит доочистка воды, до предела загрязненной сине-зелеными водорослями? Вряд ли. Мы сейчас экономим на очистке стоков, а со временем будем тратиться, и очень серьезно, на очистку воды, которую забираем из Волги для питьевого водоснабжения. Уже есть точные расчеты: чистить сточные воды гораздо дешевле, чем подготавливать питьевую воду. Причем методы очистки уже есть, изобретать их не надо, только бери и внедряй. За редким исключением не берут и не внедряют. И экономят, и знаний не хватает, и экологической культуры нет, нет и массовой экологической пропаганды. Не доросло до проблем и наше нормирование, поступление того же фосфора в водоемы должно быть кардинально снижено, а система нормирования для сброса сточных вод по-прежнему действует старая, рассчитанная на прежние, а не нынешние, антропогенные нагрузки. Между тем, если снизить поступление в водохранилища фосфора, водоросли резко замедлят свое размножение. Прежде фосфор шел по Волге в Каспий, где с ним справлялась мощная морская биота. Сейчас каждая из 12 плотин Волги задерживает у себя поступающий фосфор, он со временем ложится на дно, и там токсины копятся.
Человек изменил химические циклы водоемов, и неизвестно еще, чем это аукнется нам в будущем. Раз мы зарегулировали Волгу, надо четко отслеживать ее состояние, и если мы видим, что перекармливаем цианобактерии биогенной массой – надо эту массу уменьшать. Другого выхода нет. Наш институт два года назад провел исследования в этом направлении. Мы выступали в Академии наук страны со своими предложениями по изменению системы нормирования сброса сточных вод. Увы, немедленной реакции пока не видим. А проблема нарастает. Принята Водная стратегия РФ, в которой четко прописано: до 2020 года необходимо снизить антропогенную нагрузку в 2-3 раза. Однако, на мой взгляд, при нынешних условиях добиться этого нереально, хотя направление, конечно же, выбрано правильное. Сейчас надо вводить новые нормативы, на основании которых можно будет предъявлять иные, нежели теперь, требования к сбросу сточных вод в водоемы, к ведению сельского хозяйства в бассейне Волги. И чем дольше мы не будем предпринимать реальных шагов, тем больше усилий, финансовых вложений потребуется уже в ближайшем будущем, включая средства на лечение людей, которые по бассейну Волги пьют некачественную воду. Есть и еще экономически весомая угроза: Волга перестанет быть привлекательной как объект рекреации – отдыхать на ней никому не захочется.

Факт

Норматив по органическим загрязнениям водоемов, установленный СанПиНом, не должен превышать 5 мг на 1 литр воды. Сегодня в Волге этот показатель круглый год выше нормы, а в июле – августе, в пору самого бурного цветения воды, постоянно идет превышение нормы в 2 – 3 раза.

Цифра

300  крупных промышленных предприятий расположены на всем протяжении Волги. Ежегодно они сбрасывают 20 кубокилометров стоков

 

Ирина ШАБАЛИНА, текст и фото № 155 (6344) от 29.08.12


Число прочтений: 2317

Версия для печати

Назад

  © www.ecobalakovo.ru 2008-2020 г.